ПРИОРАТСКИЙ ДВОРЕЦ 

 Это уникальное строение было сооружено в 1799 году по замыслу архитектора Н. А. Львова в городе Гатчина, что расположен близ Санкт-Петербурга.

Со времен постройки Приорат пережил два столетия, выдержал частичные разрушения во время Великой Отечественной войны. За свою современную историю дворец был и турбазой, и домом пионеров и краеведческим музеем. В современной России он является единственным памятником землебитного строительства конца XVIII века.  

Нас, как  последователей данной технологии строительства, прежде всего заинтересовало познакомиться с историей создания этого уникального объекта, его архитектурой, строительными технологиями, историей его бытования..

Приоратский замок не так роскошен, как другие дворцы пригородов Санкт-Петербурга. Известность его определяется необычной технологией строительства, оригинальным обликом, удивительным сочетанием дворца и окружающего пейзажа.

Приорат — единственное сохранившееся в России архитектурное сооружение, построенное в основном по технологии землебита: слои спрессованного суглинка пропитываются известковым раствором. По этой технологии построены стены дворца, ограда, придворцовые постройки. Подпорная стена сделана из знаменитого пудостского камня, которым были выложены многие гатчинские строения. Башня дворца построена из парицкого камня.

Подготовительные работы начались осенью 1797 года. Землебитные стены дворца и дворцовых построек были возведены за три месяца: с 15 июня по 12 сентября 1798 года. Стоимость стен составила 2000 руб., в то время как стоимость каменной, плотницкой и кровельной работы 25000 руб. Приорат был принят императором Павлом 22 августа 1799 года, а 23 августа пожалован Мальтийскому Ордену. 

Технология землебита
Строительство Приората имело для Львова огромное значение. Он хотел доказать возможность возведения крупных архитектурных сооружений по технологии землебита, в России практически неизвестной. Ее преимущества заключались в дешевизне и простоте использования, ибо строительный материал – суглинок – был под ногами. Землю набивали в специальные «станки»-опалубки и прессовали. Хорошо просеянный, освобожденный от растительных примесей (корешков, стеблей растений), слегка увлажненный материал, если он успевал просохнуть, засыпали слоем около десяти сантиметров и утрамбовывали до толщины шести сантиметров. Далее засыпали следующий слой, трамбовали и так слой за слоем до карниза. Для связки между слоями использовали известковый раствор.
Высота зданий, построенных из землебита, не должна была превышать два этажа, а стены для большей устойчивости могли быть устроены наподобие контрфорсов, то есть слегка расширяться книзу (в Приорате стены под карнизом на 13 см тоньше стен над цоколем).
Описание вышеуказанной технологии было опубликовано в 1790 году в Париже французским архитектором Франсуа Куантеро. Спустя несколько лет книгу перевели на русский язык. Некоторые просвещенные дворяне опробовали новый материал в своих усадьбах, но широкого применения в России он не получил. Только Львов, освоивший землебит у себя в тверском имении Никольское, раскрыл его преимущества. Достоинством этого нового строительного материала Львов считал его пожаробезопасность. К тому же, повсеместное внедрение землебита привело бы, по мнению Львова, к сохранению леса, что расширило бы возможности традиционного российского строительства.  

 

Архитектор Н.А. Львов подобрал такой состав грунтомассы, что по прочности она по сей день соперничает с железобетоном. Объемный состав этой грунтомассы следующий: гравий крупностью от 3 до 7 мм - 4%; песок - 58%; пыль (мелкая земля) - 20%; глина -18%. Прочность землебита у Львова через 20-30 лет после возведения здания составила 10-12 МПа, хотя цемент в состав грунтомассы не вводился.

Фундамент дворца сложен из известкового камня на известковом растворе на глубину около двух метров. Над ним идет каменный цоколь, образующий пояс до начала оконных проемов. Выше идут стены, изготовленные методом набивки, которые поднимаются до высоты двух этажей (около 8,5 м). 

 

История строительства Приоратского дворца

Первое посещение Львовым Гатчины состоялось в конце мая 1797 года по повелению Павла I, когда тот несколько дней отдыхал в своей загородной резиденции после коронации. Тогда и могло произойти обсуждение проекта будущего дворца.

* * *

Дочь архитектора вспоминала, что император, «разговаривая однажды с Львовым о том, что он заметил в чужих краях, узнал, что он многие постройки сделал у себя в деревне из земли, составленной из малой части известки и песку.

– Я хочу, – сказал государь, – чтобы ты мне построил здесь, в Гатчине, угол избы с фундаментом и крышкою.

Н.А. Львов тогда же выписал двух наших мужиков, Емельяна и Андрея, в Гатчину; стали они работать в саду, куда и государь Павел, и великий князь Александр Павлович с прекрасною его супругою Елизаветою Алексеевною приходили всякий день смотреть их успехи; когда часть стены уже была выведена, Елизавета Алексеевна однажды пришла и острым концом своего парасоля (зонт от солнца) стала стену сверлить; но видя, что едва со всею силою могла сделать в стене маленькую ямочку, обернулась к Н.А. Львову, сказала ему:

– Я не ожидала, мсье Львов, что ваша земляная стена может быть также и твердой...

Государь, увидев оконченный угол в саду гатчинском, сказал Н.А. Львову, чтобы он выбрал в Гатчине, где хочет, место и построил бы ему Приорат.

Н.А. Львов отличный был в тогдашнее время архитектор; он нарисовал план Приората, который был государем утвержден; но, несмотря на повеление его дать место Львову для построения Приората, Петр Хрисанфович Обольянинов, который тогда был первое лицо при государе, за разными причинами в отводе места Н.А. Львову отказывал; наконец, эта комедия Львову надоела; он поручил Обольянинову выбрать самому место. Какое же место выбрал он? Вообразите – в котором собака вязла. Н.А. Львов, видя, что все это неудовольствие на него происходило от зависти, сказал Обольянинову:

– Я и тут построю Приорат, только государю стоить будет более ста тысяч рублей, потому что я должен осушить это болото.

– Ну, делай как хочешь, – отвечал Обольянинов, и Н.А. Львов приступил к работе...»

Таково предание, связанное с появлением Приората.

Старые планы Гатчины фиксируют на отведенном для строительства месте овраг с ручьем, вытекавшим из болотистой низины (позднее на ее месте создадут Глухое, или Филькино, озеро). Первая мысль по освоению этой территории появилась чуть ранее, в начале 1790-х годов. Тогда на месте оврага задумали устроить многоступенчатый каскад, а над ним возвести павильон-бельведер, предназначенный для любования пейзажем. Было разработано несколько вариантов проекта, но ни один из них не осуществили, тем самым оставив участок свободным.

Архитектор великолепно справился с заданием, превратив непригодное для строительства место в площадку, которую поддерживала подпорная стена. Для отвода грунтовых и талых вод Львов устроил подземный канал длиной 34 метра, который впоследствии, вероятно, и породил легенды о существовании подземного хода, идущего от Приората прямо к Большому Гатчинскому дворцу.

* * *

Работы начались осенью 1797 года с подготовки места под строительство. Уже 4 декабря управляющему Гатчиной Обольянинову было сообщено, что возведение на Черном озере земляного домика по плану и смете, сделанной статским советником Львовым, император «высочайше повелеть соизволил в будущем году произвесть».

К лету 1798 года была готова насыпная терраса, начали укладывать фундамент и возводить башню. В июне соорудили специальный сарай для приготовления и хранения земли, а к 6 июля установили «станки» для набивки стен. Строительство осуществляла бригада из сорока работников Львова, привезенных им из Москвы. К концу августа мастера изготовили пять декоративных шаров для крыш и флюгер для башни, а уже 26 сентября в донесении было сообщено, что «каменщики, работавшие по подряду в Приорате, земляную кладку и прочее подряженное дело кончили, требуют ныне заплаты».

Сам Львов в составленном им «Атласе земляного строения» (не сохранился) указал точные сроки возведения землебитных стен: с 15 июня по 12 сентября 1798 года – три месяца.

Одну из внутренних стен здания и стену-ограду с караульными будками возвели из земляного кирпича, который делали по такой же технологии, что и землебит, только в маленьких формах. Кладка велась на известковом растворе.

К середине декабря 1798 года строительство дворца в основном завершили, однако отделочные работы еще не были осуществлены. Весной интерьеры уже полностью подготовили к посещению императора. Стены были гладко оштукатурены «на английский манер» с применением шерсти и затем выкрашены светло-палевой краской. Такой же краской покрыли дощатые полы и деревянные перекрытия в коридорах и маленьких комнатах. Кессоны потолка в Капелле выкрасили «разными колерами», а в залах оставили некрашенными. Особенностью помещений второго этажа Приората стали окна, доходящие до пола.

Мебельным убранством здания летом 1799 года занимался сам Львов. В июне он сообщил друзьям из Москвы, что, получив повеление меблировать построенный им в Гатчине земляной дворец, в середине июля должен будет опять туда ехать.

Вся обстановка, вероятно, подбиралась им во дворцовых кладовых и роскошью не отличалась. Описи XIX века зафиксировали большое количество позолоченной и крашеной мебели, обитой шелком. В Китайской комнате находились голландские кресла красного дерева начала XVIII века. Для освещения использовали настенные и настольные осветительные приборы из бронзы и хрусталя. На окнах висели шелковые, а в двух помещениях – соломенные шторы. Вероятно, в павловское время в Приорате разместили Берлинский и Венский фарфоровые сервизы – подарки великому князю от прусского и австрийского императоров.

После всех окончательных подсчетов Львов назвал сумму, затраченную на строительство. Она составила 27 тыс. рублей, из них «каменная, столярная, плотничная работы и железная кровля... подряжены Гатчинским городовым правлением за 25 тыс. руб.,земляное строение всего дома, ограды и служб – 2 тыс. руб.». Цифра показала, что землебит действительно дешев.

* * *

Приоратский дворец – уникальное по своему облику и строительной технике землебитное сооружение, не имеющее аналогов в России. Дворец, стена и кухня построены с применением «землебита» – прессованной и просушенной земли (суглинка). Н.А. Львов был одним из наиболее активных и последовательных сторонников землебитного строительства, широко внедряя этот способ в России.

А монастырь здесь так и не появился. Здание стали использовать как запасной дворец для отдыха царской семьи и проживания гостей.

А.Н. Спащанский, научный сотрудник
Государственного музея-заповедника «Гатчина».

«Взят он из земли...»

Неоценимой заслугой Н.А. Львова для России явилась разработка и внедрение им в практику способа землебитного строительства.

Как истинный патриот России, Николай Александрович беспокоился о сохранении ее лесных богатств. Кроме того, дерево непрочный и пожароопасный материал, а земля была доступна и огнестойка.
 

Первоначально в Тверской губернии на родине Львова под его руководством из земли начинают возводить крестьянские дома, хозяйственные постройки (амбары, погреба, конюшни, кузницы и т.п.). В 1797 году архитектор Львов приступает к строительству домов в Павловске и деревне Арапакузи, близ Гатчины. На примере этих сооружений император Павел I лично убедился в их надежности, прочности и поддержал идею архитектора.

Высшим архитектурным достижением в области землебита стал Приоратский дворец. К моменту возведения его земляных стен мастеров-строителей в России было уже достаточно. Дело в том, что итогом стараний Львова было учреждение школы землебитного строения в 1797 году. Это учебное заведение находилось в селе Никольском, Тверской губернии, в родовом имении архитектора. Затем был организован филиал в Москве. Школа создавалась для обучения крестьян с целью «доставления сельским жителям здоровых, безопасных, прочных и дешевых жилищ и соблюдение лесов в государстве».

Из каждой губернии власти должны были присылать по два ученика из крестьян, причем в первую очередь из тех краев, где лесов было мало. Обучение длилось два года. Программа обучения была очень основательной, и ученики по окончании школы становились мастерами-строителями высокого класса. Всего за 6 лет существования этого учебного заведения было выпущено 377 мастеров,87 подмастерьев, 351 ученик – всего 815 человек.
 

К сожалению, в 1804 году уже после смерти Николая Александровича Львова школу землебитного строения закрыли.

Т.В. Григорьева.

____________________________

Список источников при подготовке настоящей статьи:

gatchinapalace.ru gorod.gatchina.biz wikipedia.org 

видео: Archeoclub  channel YouTube

авторские материалы от компании САМАН-ЮГ.

© 2017-2020 САМАН-ЮГ 

  • YouTube Social  Icon
  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon